Шансы на излечение от рака, в значительной степени, зависят от того где вы живете

  
В Бразилии статуя Христа-Искупителя подсвечена розовым, как часть кампании по повышению осведомленности о раке молочной железы. В стране увеличивается процент вылечившихся.

В Бразилии статуя Христа-Искупителя подсвечена розовым, как часть кампании по повышению осведомленности о раке молочной железы. В стране увеличивается процент вылечившихся.

В Соединенных Штатах, 9 из 10 детей с диагнозом острый лимфобластный лейкоз вылечиваются. В Иордании, выживаемость составляет всего 16 процентов.

Например, среди больных раком шейки матки пятилетнюю выживаемость имеют более 70 процентов в таких странах, как Маврикий и Норвегия, в Ливии же этот показатель находится на уровне 40 процентов.

Результат анализа индивидуальных данных  26 млн. пациентов из 67 стран показывает огромный разрыв в исцелении от рака по всему миру.

Но есть и хорошие новости. «В большинстве стран, выживание от некоторых из наиболее распространенных видов рака улучшается», — говорит доктор Мишель Коулман из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, один из авторов исследования.

Все больше людей вылечившихся от рака молочной железы, рака толстой кишки и рака желудка, особенно в США и Европе. Выживаемость при раке молочной железы во Франции и Финляндии, например, 87 процентов. Данные из других регионов также вселяют оптимизм. Выживаемость рака молочной железы в Бразилии выросла с 78 процентов в 1995-99 до 87 процентов в 2005-09.

Причина того, что некоторые страны отстают — неудивительна; это зависит от того, сколько было вложено в лечение рака. Кори Каспер, глава научно-исследовательского центра онкологии имени Фреда Хатчинсона в Сиэтле, несколько лет назад встречался с врачом из Уганды, который осматривал 10000 пациентов в год в здании без крыши, без электричества, без медикаментов. «Более того, он был единственным врачом-онкологом в Уганде и четырех соседних стран», — говорит Каспер.

Культурные барьеры также могут быть преградой в диагностики и лечении рака. Уганда имеет 57 племен и каждое со своим языком. «Многие племена не имеют даже слова для рака», — говорит Каспер. Таким образом, может пройти очень много времени, прежде чем люди осознают, что у них есть проблема. А когда они обращаются за помощью, как правило, бывает уже слишком поздно.

«Более 75 процентов пациентов, которые приходят в институт онкологии в Уганде приходят на третей или четвертой стадии рака», — говорит Каспер.

Но не так всё мрачно. Уганда открывает онкологический центр за $ 10 млн в следующем месяце в столице Кампале, с помощью Агентства США по международному развитию и центра Фреда Хатчинсона. Более мелкие центры появились в других странах Африки, в Латинской Америке и в Юго-Восточной Азии.

Однако, из исследования становится ясно, что есть еще много работы которую предстоит сделать — и объем не полностью известен. Есть страны, где мы не имеем ни малейшего понятия, сколько людей умирает от определенного рака, потому что там плохо с данными.